ЭВОЛЮЦИЯ И ВЫВОДЫ: КАК СТАТЬ ДИЗАЙНЕРОМ

Будучи дизайнером, János Héder, сооснователь MANOOI и мастер своего дела в вопросе световых решений, разделяет мнение его компании: “Творение — это наш ’родной язык’”.

В его случае, он не был рождён дизайнером, однако, видение собственного окружающего мира привело к эволюции его мышления.

“Когда ты молод, ты не понимаешь, что дизайнер — это профессия, ты лишь видишь предметы, окружающие тебя. Именно в этом и есть вся суть”, говорит дизайнер.

Идея “дизайна” была за гранью его воображения. Он вырос в социалистической Венгрии, где продукты, посуда, предметы обихода, машины и т.д. все было “универсальным”, и во многих случаях всё это хранилось и использовалось годами. “Абсолютно всё было как под копирку — одинаковые вещи, одинаковые квартиры и т.д.”

János вспоминает, как каждый предмет в квартире его родителей давал ему пищу для размышлений. “Конечно, те предметы были обиходными, но абсолютно на всё у меня находилось своё мнение, своя идея. Как эти предметы должны выглядеть, и как их можно было улучшить — когда ты не ощущаешь гармонии в предметах интерьера, то они попросту не подходят друг к другу: ‘Этот ковёр не подходит к этому столу‘, например”.

Тогда каждая из квартир в каждом доме была обставлена одинаковыми предметами: столовое серебро, тарелки, мебель. Всё, что приходит на ум, всё, что только можно представить — всё было одинаковым. Слоган одной сети универмагов гласил: “Мы незаменимы, потому что нас можно заменить”.

“Поэтому если ты что-то сломал, то можно было просто купить идентичную копию”, объясняет он. “Это была настолько глупая логика, что я просто её не выносил.”

Когда массово производятся 100 тысяч предметов, которые не могут порадовать своей уникальностью, то это очень меня волнует и тревожит, так как лишь с толикой заботы всё может измениться, но вся неповторимость, которая могла бы повлиять на наше воображение, была уничтожена”.

С другой стороны, János признаёт, что ему нравятся хорошо продуманные и работающие предметы, а также предметы со своей историей, излучающие атмосферу прошлого.

Учитывая, что в то время было доступно лишь несколько автомобильных марок, один из способов, которым венгры пытались изменить утилитарный дизайн, заключался в изменении автомобилей (в основном, это были машины российской марки Лада) для “выделения из толпы”.

“Они были очень скучными”, говорит János, вспоминая момент, когда у него перехватило дыхание при виде не скучной  Lamborghini Countach в первый раз у озера Балатон. Было ясно, что к дизайну этой машины отнеслись с особым вниманием, и его это задело за живое.

“Что-то здесь не то”, он пришёл к выводу, понимая, что можно делать вещи лучше, чем то, что было доступно в Венгрии.

 

Первые творения — школьный проект

Ему было всего лишь 10 лет, когда János получил домашнее задание по изготовлению какого-нибудь предмета. Он взял пивную банку, вырезал дыру, установил розетку и вставил лампочку — и получилась лампа, его первое официальное творение.

“Я понял, насколько это было просто. Можно сделать то, что взбредёт тебе в голову, и получится что-то другое, что-то новое”.

Тогда он и понял, что есть личности — дизайнеры, которые проектируют различные предметы, и что они не возникают сами по себе. “Если были люди, которые смогли спроектировать Москвич и Lamborghini, значит, и мы можем”.

Когда он особо чувствовал себя белой вороной в своей же родной культуре, его семья поехала в отпуск в Италию, где пропорции предметов и деталей вокруг, которые казались настоящими, заинтересовали его.

Он поясняет: “Поскольку в моём арсенале не было другого оружия, я решил, что хочу создать реальность будущего, при помощи которой можно улучшать вещи вокруг”.

János проектировал всевозможные предметы, мебель, к примеру. Он принял решение учиться на факультете архитектуры в Будапеште, где позднее перешёл на специальность дизайна интерьера, и получил высшее образование в области архитектуры и дизайна.

Его целью было не производство вещей, а проектирование домашнего пространства или интерьера ресторанов и магазинов, создавая при этом атмосферу, в которой люди могли бы чувствовать себя комфортно.

«В течение очень долгого времени я проектировал магазины, так как мне не нравилось ходить за покупками», вспоминает он. “Я намеревался создать помещение, в которое я бы с радостью зашёл, где я бы чувствовал себя в своей тарелке и смог найти всё, что мне нужно. У меня было очень базовое представление о том, как должен выглядеть магазин, тогда я приложил все свои усилия, чтобы понять, как это работает — и мне удалось».

János рассказал, что его первым успешным проектом был дизайн интерьера ресторана, который получил большое количество положительных отзывов от посетителей.

Он добавил, что он никогда бы не хотел создать что-то на сборочной линии. «Мной управляла идея создания предметов с историей, с эмоциональным содержимым, отвечающих архитектурной логике, но которые одновременно способны зацепить людей за душу, пробудить интерес и расположить к разговору».

 

Комплексный подход, побуждающий к творчеству

Если вы спросите его сегодня, что же побуждает его к творчеству, он ответит, что, будучи дизайнером интерьеров, он достиг точки в своей карьере, где он принимал свой опыт, но и понимал, сколько всего ещё неизвестного перед ним. «Я был весьма перспективным в сфере моей работы, однако, по прошествии времени, я набирался разного опыта. Тогда я и перестал смотреть на вещи под углом светового дизайна, а скорее стал задумываться, как улучшить вещи, следуя логике», объясняет он.

«Всё чаще меня вдохновляла каждая вещица, и у меня появлялось своё собственное мнение ко всему, что окружало меня. С этой точки зрения я мог найти вдохновение в архитектурном дизайне или даже мебели».

János считает, что каждый дизайнер должен инстинктивно понимать, как используются материалы, или как можно их сочетать. Крайне важно учитывать, что они смогут привнести в жизнь.

 

Классика остаётся классикой

Что касается его взгляда на жизнь как дизайнера с особой точкой зрения, он верит, что не всё должно быть абсолютно новым или полностью изменённым.

János вспоминает один случай, который прекрасно подтверждает эту мысль: «Мы проектировали помещение ресторана, когда к нам подошёл маркетолог и сказал, чтобы мы не включали арки в дизайн, так как они не вечны».

«Такая осмотрительная научная перспектива совсем не для меня», комментирует он. «Предметы сами по себе должны быть функциональными, ведь они созданы с задачей упрощения и улучшения жизни людей. Идея очень проста. Поэтому задачи, не отвечающие этой идее, выходят за рамки».

По его мнению, есть вещи, которые всегда будут неизменным фактором, как радуга, например.

«Вы не сможете изменить радугу по чьему-то велению, если они верят, что радуга должна висеть вверх тормашками. Есть такие элементарные вещи, к которым люди всегда будут обращаться: закат, гора, отражение света на водной поверхности — те универсальные вещи, которые мы можем найти в предметах и материалах вокруг нас, и они нас ещё не подводили».